Откуда берутся ПА?

  • автор:

Откуда берутся панические атаки? Почему, или, точнее, зачем они появляются? Причины бывают очень разные. 

«Ничего особенного в тот период не произошло… разве что авария была, но я не пострадал», – говорит молодой мужчина с болями в сердце, непонятными приступами и паническими атаками после аварии, в которой полностью сгорела машина, принадлежащая фирме. Сам он успел выбраться из нее. Корпорация подала на своего же сотрудника в суд, рассчитывая взыскать с него совершенно «неподъемную» сумму, которую ему не заработать и за несколько лет. Все «ответственные» лица полностью устранились от ответственности, обвинив во всем водителя. Панические атаки – это «диагноз» специалистов, а водитель уверен, что у него «такой ерунды» быть не может, просто врачи «не хотят» его нормально лечить. 

У Ани некоторое время ныл желудок, и она, как дисциплинированный человек, заботящийся о своем здоровье, записалась на прием к гастроэнтерологу. После осмотра и первичного обследования врач заявил Ане, что у нее, вероятнее всего, рак, и укорил, что она «затянула» с визитом к врачу. Потом он посмотрел на нее, и сказал, что не уверен, что операция поможет, но… надо попробовать. И выдал направление в онкологический центр. Аня не очень помнит те дни, она была в состоянии шока. Пройдя множество болезненных и дорогостоящих процедур в огромном онкоцентре, Аня выяснила, что никакого рака у нее нет и в помине, а есть самый банальный гастрит. А через неделю у Ани случилась первая паническая атака.

Галине 28 лет. Она  пришла на прием к психологу из-за того, что внезапно стала «забывать», как дышать: начинала задыхаться, сердце «выскакивало» из груди и билось о грудную клетку, появлялся огромный страх умереть, вот прямо сейчас, на этом месте. Психолог спросил о времени начала симптомов, и оказалось, что это происходит около двух месяцев. Раскручивая этот клубочек, стали выяснять, что вообще происходит в жизни Галины, и что произошло два месяца назад, коль уж есть такие четкие ориентиры. Галина рассказала, что у нее все хорошо. Любимый человек есть уже 4 года как, работа нормальная… Правда, любимый женат, у него жена и взрослый сын, от которых он не собирается уходить. И работает она на него, он выдает ей зарплату. Но, поспешно уточнила она, ее все устраивает! А два месяца назад она заговорила с ним о ребенке, и он сказал, что никаких детей, он уже в это «наигрался». Сама Галя решила, что тоже обойдется без детей, живут же люди и без них, правда? (она с надеждой взглянула на психолога). «Да и я так просто этот разговор завела, я не стремлюсь к штампу в паспорте, да и детей вроде не хочу…». В общем, все в порядке! А ночью случился первый приступ. 

Случаи разные, но есть у них и кое-что общее: это наличие психологического конфликта, спровоцированного загнанными глубоко внутрь сложными эмоциями и невозможностью понять и принять что-то произошедшее с человеком, подверженным паническим атакам.

Водитель из первой истории – простой парень. Он не привык обращать внимание на «всякие там»  чувства. Однако это не значит, что их нет, как ему кажется.  Давайте считать: сначала он оказался в ситуации реальной угрозы жизни (серьезная авария), потом был подставлен «своим же» руководством, которое попыталось сделать его «козлом отпущения». Прибавим к этому нависшую перспективу огромного долга… Что же должен был чувствовать человек после всего этого? Гнев, тревогу, страх, фрустрацию – все это адекватно ситуации! А наш молодой человек утверждал, что «все в порядке, я ж мужик. Чувства – для слабаков». И вот вполне закономерный итог – вариант «для сильных»: «Я просто заболел, что-то с сердцем, а врачи какие-то некомпетентные попадаются, отправили к психологу, как будто я псих».

Аня пережила сильнейший стресс и огромный страх. После безапелляционного непроверенного заявления халатного врача следующие две недели во время обследования она провела в шоке: попрощалась с жизнью, боялась боли, операций. Переживала, что ее маленький сын останется без матери. Этот страх нашел свой выход в приступах панических атак. Потом к ним присоединилась и другая не менее тяжелая симптоматика: комок в горле, страх задохнуться, клаустрофобия. Выбитая из-под ног почва очень изменила Аню и ее образ жизни.

А симптоматика Галины работала как мощный отвлекающий фактор. Теперь ей не нужно решать проблему зыбкости отношений, не нужно думать о том, что это тупик. Организм говорит: «Ты что! У нас тут настоящие проблемы! Дышать невозможно, смерть на пороге, он прав, какие дети!». Психосоматические проблемы очень здорово отвлекают от тех проблем, которые действительно решать нужно, но… страшно.

По сути, все, что происходит с телом при панической атаке, – это нормальная, адекватная реакция организма на страх. Но есть один важный нюанс – человек не замечает триггер, страх возникает как бы «на ровном месте», безо всяких объективных причин. Естественно, тут же появляется мысль о серьезном заболевании, поскольку сильны симптомы, а о переживаниях и тревоге даже не думается. 

В следующей статье мы продолжим разбираться с паническими атаками. Следи за обновлениями.